Добавить в избранное


Рекомендую:

Анонсы
  • Влечёт за МКАД очарованье >>>
  • Погружаясь >>>
  • На день 7 августа 2013 >>>
  • МИГ >>>
  • Записки машиниста (со стихами автора Эрнеста Стефановича и ссылками) >>>


Новости
Издана СТЕПЕННАЯ КНИГА родовых сословий России. На с.... >>>
30 марта 2013 года Княжеский совет всея Руси... >>>
Буклет о друге -- Светлане Савицкой >>>
читать все новости


Произведения и отзывы


Случайный выбор
  • Памяти чудодея   >>>
  • Дирижеры движения   >>>
  • Благословенному берегу  >>>

Рекомендуем:

Анонсы
  • Ничего особенного >>>
  • Во славу дома твоего >>>
  • ШАМБАЛА >>>
  • Сидячая работа >>>
  • Список авторских изданий >>>




Банерная сеть
"Гуманитарного фонда"

Литва: два мнения

Автор оригинала:
Ф. Шелов-Коведяев, А. Чичкин

 

Литва: история соседства
История никуда никого не отпускает. Возьмём, например, два осколка Речи Посполитой. Литва и при недоброжелателе Адамкусе лояльнее Польши, а остаётся постоянной мишенью Госдумы. Русские там сразу получили равные права; наш язык, образование, культура, организации, СМИ уважаются властями; во время ГКЧП республика была готова пропустить на Запад всех беженцев из России. Но в СССР наиболее агрессивно наступал на Центр именно Вильнюс с провинциальным пианистом Ландсбергисом во главе. Отчего всё так перепутано?
Чтобы получить ответ, мало знать, что литовская кровь столетиями течёт в русских жилах и наоборот. Потомки знатных перебежчиков из Литвы распространяли у нас неприязнь к Вильно. Довольно их имён – Белевские, Вяземские, Новосильские, Трубецкие, Мезецкие, Мстиславские, Бельские, Одоевские, Воротынские, Милославские, Можайские и прочая, – чтобы многое стало ясно. Даже Радзивиллы на Литве исчезли, а у нас живут. Вот и дядя матери Ивана IV Михаил хотел увести от своего соправителя великого князя Литовского Александра православные земли. Как не враждовать (пусть Елена Глинская смягчила, что смогла) при таких браках русских государей? Беглецы из Московии раздували враждебность к ней уже на Западе. Их, кроме Курбского, были тысячи знатных родов: тверских князей, новгородцев, псковичей, смолян.
Увидеть же все корни взаимного пристрастия помогает глубокая старина. Её русские авторы часто то огульно порицают, то безоглядно идеализируют. Она же, как и русско-литовские связи вообще, имеет давнюю и сложную природу, которая открывает многое. В ходе тысячелетнего распада североевропейского языкового союза его последним реликтом осталась балто-славянская общность (венеты), просуществовавшая до конца IV в. по Р.Х., когда была расколота миграцией готов в Причерноморье. Но и после народы продолжили жить вместе вплоть до берегов Москвы-реки, где следы наречий балтов дожили до XIX в. Благодаря длительному единству славяне никогда не называли литовские племена, подобно финно-уграм, «чужими» (чудь: «чужак» и «чудной» звучат одинаково во многих языках).
А отношения родственников бывают трудными. Тем более что жизнь обоих сложилась пёстро. Уже в Х в. пограничные стычки между ними были обычным делом. В XII–XIII вв. их поглотили междоусобицы. Минск звал Литву против Полоцка, тот – против Смоленска, Даниил Галицкий – против Польши, даже первые князья Твери оборонялись от литовцев. А Новгород ещё долго переходил от союзов с ней к войнам, следуя конъюнктуре интересов в Прибалтике и отношений с Владимиром и Москвой.
В роковой спор двух православных центров – южного и северного – о том, кто воссоединит восточных славян, Литовская Русь попала наравне с Владимирской случайно. Раздавленный монголами юго-запад Киевской Руси было не поднять подорванному ими же её северо-востоку. Тогда Киев, Владимир-Волынский, Полоцк и др. прибились к Литве. Вильно сразу пошёл на Новгород и Смоленск. Второй пал, да его вернул отец Александра Невского. А когда в схватку вступила Москва, то её интересовал прямой выход на Запад, которому препятствовали литовцы. Та же логика вела Ольгерда, когда он думал создать из своих подданных и тверичей, выступавших против независимости от Константинополя, православную митрополию в противовес Московской.
Разворачивался основной конфликт на фоне борьбы за влияние на Балтике, в Северо-Западной Руси и Орде и за Владимирский стол. В первом случае у литовцев был собственный интерес. И бились мы с ними постоянно. Литва чаще Москвы открыто противостояла монголам, но наша тактика в итоге оказалась удачнее. В драку за великое княжение Владимирское её втянула двудушная (она постоянно заигрывала и с Ордой и с Литвой) Тверь, не раз скрепив союз с нею личными униями князей. Обе стороны активно использовали в боях отряды противоборствующих ордынских группировок. А позже у Вильно, как и у Москвы, появились свои татарские вассалы. Подтверждение чему – версия происхождения Глинских.
Участие Литвы в Смуте – тоже результат раздора между своими. Православные магнаты разделились: Острожские не приняли Отрепьева, а Вишневецкие поддержали его ради своего родства с Грозным и земельных тяжб с Московией. И хотя литовского гетмана Ходкевича нам любить не за что, многие литовцы-наёмники до и после него верно служили Москве.
Была ли основа для консолидации той и другой Руси как против монголов, так и после? Племенное объединение Миндовга стало государством лишь благодаря приходу к нему русских княжеств. Но они были слишком слабы, тоже платили дань Орде и не годились в союзники. Когда они освободились от татарской зависимости, то Литва уже отучила их от самостоятельности. У нас же в то время вовсю шло собирание земель, и Донская битва была на носу. Время ушло. Кроме того, изначальная рыхлость федерации владений магнатов в Литовской Руси только росла по мере её интеграции с Польшей, и потому она не могла быть нам надёжным партнёром.
Вскоре за унией 1385 г. в Литве начали притеснять православных. По присоединении к Москве Твери дело усугубил раскол в её боярстве, часть которого «отъехала» на запад, другая – на юг. Тут стало не до соединения. Постепенно треть литовских земель ушла к Московии. Оставшиеся магнаты к концу Смуты приняли католичество. О ренегатах всё сказано. Тема пропала…
Демонизировать Литву не стоит. Ничто специально антирусское её не отличало. Наша политическая история и тактика очень схожи. Судьба сделала нас соперниками за наследие Древней Руси, но эту партию мы тогда выиграли. Остальное – обычные склоки соседей за земли и влияние в регионе, где обе стороны были хороши… Идеализировать её тоже ни к чему. Особо «западных» черт в её поведении не наблюдалось. Когда это оказывалось для нас актуально, помощником она нам быть не могла. А когда мы сами встали на ноги – к чему было с ней объединяться, когда можно было её присоединить?
Так и живём. Эмоционально переживаем нашу близость. И отсюда всё хорошее между народами. А все занозы – от сложной истории отношений и идущей оттуда завышенной обоюдной требовательности.
Фёдор ШЕЛОВ-КОВЕДЯЕВ
 
 
 
 
 
 
24/12/2008
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Мир и мы
Изнанка «балтийского счёта»
ОБЪЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА
Страны Балтии регулярно предъявляют России «умопомрачительные» и вызывающе оскорбительные счета. За якобы понесённый ущерб во время пребывания этих республик в составе СССР. Это стало их главной национальной идеей. Приступы обострялись с наступлением экономического кризиса, грозящего настоящим разорением независимым прибалтам.
В 1923 году Литва через много столетий вновь получила выход к Балтийскому морю – воссоединила Клайпедский регион, бывший Мемельский регион в составе Пруссии и Германии. То, что это положительно сказалось на литовской государственности и экономике, – несомненно, сие не оспаривают ни в прошлой, ни в нынешней Литве. Не оспаривали этого и эмигрантские правительства Литвы. Но в марте 1939 г. Германия вновь отторгла Литовскую Прибалтику, причём СССР выступал против этого и в рамках Лиги Наций. Но Литва сдалась без боя, как и Чехословакия в октябре 1938 г. и том же марте 1939 г.

В 1945 году Литва благодаря советским войскам снова обрела этот регион. За это заплатили своей жизнью многие тысячи советских воинов и сотни  литовских партизан. С того времени литовская Прибалтика стала также крупным курортным регионом всего СССР, причём доходы от тамошней курортной деятельности в большинстве своём оставались в той же Литве. Нынешние литовские реваншисты не думают считать, какую выгоду имела, да и сегодня имеет Литва от порта Клайпеда – одного из крупнейших на востоке Балтийского моря.

Идём дальше. В 1938 г. Польша вознамерилась захватить опять-таки не советскую Литву, и только СССР выступил в её защиту. И Варшава отступила. В сентябре 1939 г., когда пала Польша, захваченный ею в 1920 г. Вильнюсский регион, исторически принадлежавший Литве, был передан Советским Союзом Литве. Хотя она в тот период, подчеркнём, ещё и не была советской. За это Сталина с Молотовым и Ворошиловым горячо благодарил тогдашний президент Литвы Сметона. А позже опять же благодаря СССР к Вильнюсскому району Литвы отошли некоторые районы соседней Белоруссии.

Кто-нибудь в той же Литве считал, какие выгоды получила Литва от воссоединения с Вильнюсским краем? Разумеется, нет. Как им и не приходит в голову считать, какой урон был нанесён Литве, например, созданным в1942–1944 годах фашистами Вильнюсским гетто? Или от оккупации Германией Клайпедского региона в1939–1940 годах?.. Не считают, потому что к фашистам претензий не имеют.

Нынешняя промышленная экономика Литвы создана исключительно в советский период. Как и нынешняя транспортная сеть этой страны, остающаяся с советских времён одной из наиболее разветвлённых и качественных на постсоветском пространстве. А ведь до 1940 г. это была в основном аграрная, точнее, сельхозэкспортная страна. Может, нелишне подсчитать, сколько же было затрачено, чтобы индустриализировать Литву, снабдить её лучшей транспортной сетью?

Документы свидетельствуют, что Литва, как и вся Прибалтика, лидировала (вместе с Закавказьем) в СССР и по темпам роста доходов населения, и по уровню жизни! Чего нельзя сказать о РСФСР. Так, может, подсчитать, чего недополучила РСФСР из-за куда большего социально-экономического благополучия тогдашней Прибалтики? По данным 1985–1987 гг., свыше 80 процентов прибалтийской сельхозпродукции давали частные предприятия, при этом государственные закупочные цены с конца 1950-х  на неё были выше, чем в большинстве других советских республик, включая РСФСР. Более того, в Прибалтике, Закавказье и Средней Азии налоговые сборы оставались в местном, а не шли в общесоюзный бюджет. Уровень же зарплат в Прибалтике с 1950-х годов был на 15–20 процентов выше, чем в РСФСР и Белоруссии. Да, безусловно, были репрессии и насильственные переселения, но от этого страдали все народы СССР, а среди тех, кто проводил эти акции, были и местные власти.

Даже эмигрантские правительства стран Балтии, существовавшие в 1940–70-х гг., признавали беспрецедентное развитие экономики, особенно промышленности и транспортной системы, а также уровня жизни в этих странах в период их пребывания в составе СССР.

Так что России есть что ответить балтийским провокаторам и реваншистам. И пора прервать затянувшееся молчание на сей счёт. Не стоит рассчитывать на их благоразумие и порядочность. Только конкретные данные о размерах встречных исков к странам Балтии способны остановить зарвавшихся «счетоводов». Тем более что за ними плетутся нынешние власти Грузии и Украины.

Алексей ЧИЧКИН
 
 
 
 
К разделу добавить отзыв
Все права принадлежат автору, при цитировании материалов сайта активная ссылка на источник обязательна