Добавить в избранное


Рекомендую:

Анонсы
  • Влечёт за МКАД очарованье >>>
  • Погружаясь >>>
  • На день 7 августа 2013 >>>
  • МИГ >>>
  • Записки машиниста (со стихами автора Эрнеста Стефановича и ссылками) >>>


Новости
Издана СТЕПЕННАЯ КНИГА родовых сословий России. На с.... >>>
30 марта 2013 года Княжеский совет всея Руси... >>>
Буклет о друге -- Светлане Савицкой >>>
читать все новости


Произведения и отзывы


Случайный выбор
  • "Мы открываем...  >>>
  • Потому что?  >>>
  • Локомотивы Литовских железных...  >>>

Рекомендуем:

Анонсы
  • Ничего особенного >>>
  • Во славу дома твоего >>>
  • ШАМБАЛА >>>
  • Сидячая работа >>>
  • Список авторских изданий >>>




Банерная сеть
"Гуманитарного фонда"

Игра единства и борьбы - конкурс.....

 

Конкурс произведений по мотивам «Дамы с собачкой». ПРОЗА
                                                                    
Гуров «изменял часто и, вероятно, поэтому о женщинах отзывался почти всегда дурно, и когда в его присутствии говорили о них, то он называл их так:
– Низшая раса!
Ему казалось, что он достаточно научен горьким опытом, чтобы называть их как угодно, но, всё же, без "низшей расы" он не мог бы прожить и двух дней…
Но при всякой новой встрече с интересною женщиной, этот опыт как-то ускользал из памяти, и хотелось жить, и всё казалось так просто и забавно».
А потом случилась эта дама с собачкой. 
Ах, извините двусмысленность: разумеется, никто не случался с собачкой, что вы, что вы? Просто однажды обычный случай подвернулся, Гуров «ласково поманил к себе шпица и, когда тот подошел, погрозил ему пальцем»…
И вот уж рассказ о последовавших событиях опубликован в декабрьской книжке журнала «Русская мысль». 
И вот уж художник И. Левитан впечатляется: «Чёрт возьми, как хорошо Антоний (Чехов) написал «Даму с собачкой», – так же хорошо, как я пишу картины»! 
И вот уж народник А. Скабичевский затянул волынку, что драма, которую Гуров и Анна Сергеевна переживают, заключается в «отсутствии борьбы, в бессилии героев на мало-мальски смелый и решительный шаг»…
Меж тем, именно Гуров не допустил себя до чеховской безысходности! Нет, не допустил он финального мучения:
«…они долго советовались, говорили о том, как избавить себя от необходимости прятаться, обманывать, жить в разных городах, не видеться подолгу. Как освободиться от этих невыносимых пут?
– Как? Как? – спрашивал он, хватая себя за голову. – Как?»
А вот так.
Возвращаясь из С., Гуров оказался в купе поезда с некой молодой особой. Она с немыслимым количеством косметики на немыслящем лице прихорашивалась, прихорашивалась, уже целую железную дорогу вокруг глаз нарисовала... И вдруг: 
– Извините, вы голубой?
– Как будет через сто лет утверждать Пелевин, – вежливо ответствовал Гуров, – большинство русских мужчин – гомофобы из-за того, что в русском уме очень сильны метастазы криминального кодекса чести.
А-а, значит, образцовый семьянин?
Семья, как одёжка: когда-нибудь да сносишь, а голым ходить не будешь...
– Тогда интересно, почему вы не обращаете на меня внимания? Я молода, красива, здесь мы одни...
– Понимаю, – путь к сердцу женщины не должен лежать, но... Вы такая, в белом платье... Сначала лучше привыкнуть, а потом…
– Нет, лучше потом!
– Вот, всё же, правильно мне говорили, что лучше полчаса потерпеть, чем три часа уговаривать!
– Что вы имеете в виду?
– То же, что и вы...
– Какой нахал! По вашему я, если в белом, то сдаюсь? Во-первых, я девушка. Во-вторых, мама не велит. В-третьих, после этого у меня голова болит!
– А вы можете потерпеть не полчаса, – хотя бы полминутки, и не разговаривать?
– Легко! Я ж вам не какая-нибудь… болтушка-лохушка!
– Ну, хорошо. Тогда предлагаю поспорить, сыграть в такую игру. Я могу говорить. Вы должны молчать. Полминуты. Если не вытерпите, то… проиграете, что захочу, без маминых невелений…
– Спорим, подумаешь – полминуты!
– Игра начинается так. Я говорю: "Раз, два, три". Вы отвечаете: "Начали". "Начали" – не считается, что вы заговорили. После этого засекаем время, я могу говорить всё, что угодно, а вы минимум тридцать секунд должны молчать. "Начали" – не считается. Все понятно?
Она молча кивнула. Он торжественно провозгласил:
– Раз! Два!! Три!!!
– Начали, – хрипнула она.
– Ну и проиграли! – подскочил Гуров.
– Бессовестный! Я так и знала! Вы же сказали: "начали" – не считается?!
– Правильно, – хохотал он, – "начали" не считается. Но вы-то сказали: "Бессовестный" – и так далее, начали возмущаться, а должны были полминуты молчать! Всё по правилам. Вы согласны?
– Да, – прозвучало, как обоюдопонятое сокращение от "Дать".
То есть готова вести дальнейшие переговоры в горизонтальном положении? То есть она хотела мальчика, он девочку?
Конечно, в этом ничего опасного ни для одного из них не было: разумеется, если у них что-то будет, то может быть только мальчик или девочка. Но…
Она хотела мальчика, а он вина! Или водки. Тем более что – только что выиграл! Бутылку, разумеется. Хотя она думала, что проиграла другое. Даже мотивчик произвела, непроизвольно: "На-на, на-на-на, на-на-на-на-на!"
Что было, то было. Это что-то!
Женщина всегда права. А мужчина никогда не ошибается. Таковы уж удивительные единство и борьба противоположностей – женского и мужского начал ВдвИнь и ПьЯнь.
Гуров напрочь забыл о какой-то низшей Дрыдыриц…
чего не скажешь об Антоне Павловиче  и поклонниках его таланта. Н. Михайловский узрел даже высший этап творчества Чехова, долдонил, что «расширилось его понимание действительности, усложнилось его отношение к ней».
Ну, да ведь знаменитый «разсказъ» окончился сложнейшей несмешной фразой: «И казалось, что ещё немного – и решение будет найдено, и тогда начнётся новая, прекрасная жизнь; и обоим было ясно, что до конца ещё далеко-далеко и что самое сложное и трудное только ещё начинается».
Никто, кроме Гурова и нас, читатель, не знает, не догадывается о совсем иной, неклассической оконцовке классики. Когда всё рвётся комедийно легче. Как этот опус.
 
                                                                       
 
 
 
К разделу добавить отзыв
Все права принадлежат автору, при цитировании материалов сайта активная ссылка на источник обязательна